Никто не может отобрать у вас крылья

LAMA (Лама Сафонова)

Обширный рак, 4-я стадия Вышла в ремиссию, продолжает лечение
LAMA — российская певица и композитор, которая живет и работает в Москве, но во всем мире известна, быть может, даже больше, чем на родине. Она Fashion-Star — яркая звезда, которая открывает показы и Недели моды в европейских столицах. Та самая — с таинственной татуировкой там, где должен открываться третий глаз. Та самая, на которую невозможно не обратить внимания, как только она появляется поблизости.

ЧЕЛОВЕК-УРАГАН

Кожаная косуха, рваные джинсы, длиннющие стройные ноги, стильно уложенная копна золотисто-пепельных волос и широкая улыбка. В ее взгляде — юношеский задор и детское любопытство. Все вместе это ураган по имени LAMA. У нее дар притягивать взгляд и заполонять собой все пространство вокруг. По-хорошему заполонять, будто обнимая. Любя все вокруг себя. Про себя она говорит, что под ярким сценическим макияжем и образом роковой женщины скрывается ребенок. Но если быть честными, этот внутренний жизнерадостный малыш, ее неизмененная нежная сущность, чувствуется в ней все время. Соприкасаясь с ее энергией, начинаешь понимать, как она успела так много: написала бестселлер, побывала на сцене Евровидения в качестве почетного гостя (в 2012 году), писала музыку к кинофильмам и сериалам, открывала Недели моды в Москве и Европе (и даже стала Fashion-композитором года в 2011). А уже совсем скоро отправится в Чехию со своей коллекцией дизайнерских курток с ручной росписью. Ее уникальное международное шоу «Красная дорожка Lama Way Fashion» ждут в Монако, Италии, Китае, Дубае и ряде других стран. У певицы множество музыкальных наград (тоже не только отечественных, но и европейских), дважды она оказывалась в рейтинге самых стильных людей России, но среди знаков почета этой юной дивы есть и совсем удивительные: например, орден «За благородство помыслов и дел» от МВД Российской Федерации или премия Всемирной Международной академии инновационных технологий «За реализацию творческих идей, за творческий вклад в просвещение и достояние культурного наследия мирового значения», премия за «Спасение жизней». Невольно задаешься вопросом: как в артистичной блондинке уживается вместе столько всего?
Ключ ко всему — это любовь.  Любовь, открытость, творчество. Можно профессионально заниматься шоу‑бизнесом, но при этом давать благотворительные концерты для солдат или детей с онкологией. Если ты любишь свое дело, нет никаких противоречий. Все, что ты делаешь, — правильно и хорошо.
— Я первая и единственная в мире девушка, которая придумала уникальную стилистику своих номеров на стыке танца и боевых искусств с огромными двухметровыми веерами, которые совершенно не предназначены для этого, — с гордостью рассказывает она.  Веера — мои крылья. А любовь к восточным единоборствам еще в детстве привил папа. И как-то так все совпало, что получилось такое уникальное шоу. Говорим Лама — подразумеваем огромные веера. И пусть сейчас мне еще сложно ими полноценно крутить, как раньше, ведь они очень тяжелые по весу, но еще три года назад я бы не поверила даже, что смогу их снова поднять — такая была слабость после перенесенного ада….

ВСТРЕЧА СО ЗВЕРЕМ

У Ламы — обширный рак 4-й стадии. И когда узнаешь об этом, внезапно понимаешь, чего на самом деле стоят и копна волос (ведь пару лет назад их не было вовсе), и стройные ноги (во время лечения Лама потеряла больше половины собственного веса), и улыбка. — Рак — это зверь, который хотел украсть у меня все. Темный, черный — чудовище с клещами, — описывая болезнь, Лама невольно изображает этого зверя, подносит к лицу напряженные пальцы, словно ощетинивается. — Ему удалось украсть у меня время и много-много сил. Он почти украл у меня ноги, после двух операций и высокодозной химио- и лучевой терапии я не могла ходить. Он даже украл у меня мои крылья — мои двухметровые веера. Но это оказалось временно. Но что самое главное — он не смог украсть у меня жизнь. До сих пор. Хотя четыре года назад мне не давали и месяца… Все началось с недомоганий и похода к гинекологу. Лама думала, что это дают о себе знать прежние травмы. До диагноза она уже была на грани жизни и смерти — на нее напали бандиты и жестоко избили. Это было не случайное происшествие, а заказ, чтобы вывести Ламу из музыкального бизнеса. На время им это удалось: многочисленные травмы, внутренние кровотечения и даже клиническая смерть — вот цена популярности. Тогда казалось, что ничего страшнее и больнее с ней произойти уже не может. Гинекологический рак оказался обширным (затронувшим множество внутренних органов), на поздней стадии, агрессивным и метастатическим (стремительно захватывающим все новые территории) и практически не поддающимся лечению. Я консультировалась у множества врачей в разных клиниках, даже за рубежом, но меня просто отказывались лечить,  никто не хотел брать на себя ответственность. Поэтому я считаю, что мои врачи — Григорий Хабас и Сергей Письменский— были даны мне свыше. Это самые отважные и профессиональные люди, которых я знаю
Сегодня я жива только благодаря смелости врачей и преданности своему делу. И еще благодаря моему упрямству и желанию жить.

СХВАТКА

Есть разные виды химии, все зависит от стадии и агрессивности рака. Ламе могла помочь только высокодозная химиотерапия. Та, которая вместе с опухолью фатально бьет по всему организму. Дозировки были на грани человеческих возможностей. То же самое предприняли и с высоко-дозным двойным лучевым лечением—внешним и внутренним. Лама держала «радиационный удар» ровно столько курсов, сколько физически мог выдержать человек… По прогнозам врачей, теперь ей сложно будет выжить от последствий такого лечения. — Последствия от химиотерапии были настолько катастрофическими, что в какой-то момент у меня перестали двигаться мышцы на лице и я не могла улыбаться. Я очень переживала — смогу ли я заново научиться этому? После первого же курса высокодозки почти отрубились ноги — врачи сказали, что это необратимо. Но остаться в инвалидном кресле я себе не позволила. На протяжении года я самостоятельно разрабатывала ноги и не давала им атрофироваться. Вернуться на большую сцену и подиум стало делом принципа. И я это сделала. Но до сих пор хожу через большую боль. Когда есть силы — обхожусь без палочки, чтобы давать нагрузку ногам. Стараюсь беречься и контролировать состояние. Кроме химии у Ламы была обширная операция — удалили восемь внутренних органов (матку, яичники, часть кишечника, селезенку). Казалось, что мучениям не будет конца. В какой-то момент организм просто отказался принимать лечение: сожженные вены не могли больше проводить лекарство.
Наверное, я единственная из известных людей, кто рассказывал о своем лечении так подробно. У меня есть записи и фотографии, где меня тошнит, где я лежу и не могу пошевелиться, на перевязке после операции. Зачем я это делала? Уж точно не для хайпа! Мне хотелось показать, что я живая, настоящая, такая же, как все. А еще что даже во время болезни я нахожу силы накраситься и обнять близких. Потому что это те вещи, которые могут поддержать и других.
Большинство звезд не афишируют свою болезнь или избегают рассказывать детали о своем лечении. Лама решила быть со своими подписчиками откровенной во всем. В итоге поддержка читателей оказалась для нее огромным ресурсом. В самые темные моменты они писали такие теплые, заряженные на позитив сообщения, что она просто «восставала из пепла, как феникс». — Я все равно живу и творю. Пишу новые песни, веду блог с авторскими тегами. #япокажуракугдеракизимуют — один из моих любимых, потому что я действительно показала и верю, что другие тоже смогут. А недавно издала книгу «Остаться в живых» по мотивам этого онлайн-дневника, которая уже вышла в нескольких странах мира и стала бестселлером.

ВЕРНУТЬ СВОИ КРЫЛЬЯ

После второй операции в 2017 году Лама настроилась на ремиссию. Все говорило о ее близости. Снова отрастали волосы. Физиотерапия и реабилитационная гимнастика поставили певицу на ноги (хотя дива до сих пор слегка прихрамывает, когда боли возвращаются). И артистка начала строить планы по возвращению на сцену и на подиум. Первым делом схватилась за любимые двухметровые веера-крылья и… поняла, что не может их даже поднять. Не то что танцевать с ними. Настолько руки, суставы, все тело ослабло. Это был тот решающий момент, когда можно было бы впасть в отчаяние и уже никогда больше не вылезти из цепких оков депрессии. Но Лама решила так: если не получается вернуться к старому, нужно создавать новое. И она решила расписывать веера вручную. И так увлеклась росписью по ткани, что сама не заметила, как начала создавать стильные куртки с крыльями на спине. Сначала себе, родным, знакомым, а теперь и всему миру. С этими куртками ее пригласили открывать Неделю моды в Праге.

ПОЛЕТ

За время болезни творчество Ламы сильно изменилось. Как она сама признает, на смену романтичным произведениям о любви пришли более насыщенные, концентрированные стихи и песни, славящие жизнь во всей ее полноте и всеобъемлющем богатстве. Примерно сотня новых песен пока что существует только на страницах блокнотов, салфетках, случайных листках и в виде мелодии в голове у Ламы. В ближайшее время она планирует записи в студии, которым сначала помешал карантин, а потом очередное обследование. Но она уверена, что ее желание жить и творить снова сумеет подвинуть рак в сторону, чтобы она смогла завершить намеченное.
Если раньше я могла писать целые песни про одну легкую эмоцию, то сейчас это может быть всего несколько строк, но каждое слово там будет не случайно, каждая фраза будет нести глубокий философский смысл. Мне есть теперь что сказать, и я не размениваюсь на лишние буквы.
Не надо оставлять жизнь на потом. К сожалению, я вижу, как многие боятся сглазить, рассказывая вслух о своей ремиссии. Они предпочитают шептать о своих успехах, чтобы не спугнуть, чтобы рак не услышал и не вернулся. А мне кажется, надо как можно громче говорить о больших и маленьких победах. И тем, кто болен сейчас, и тем, кто здоров, нужно знать, что мы живем, творим, летаем. Чтобы они равнялись на нас —  и тоже жили, и творили, и летали. Чудеса бывают, я это точно знаю. Никто, слышите, никто не может отобрать у вас ваши крылья!